Яков Рабинович: "Когда года наступают, надо ставить блок"...

Автор: asio от 11-02-2002, 18:10, посмотрело: 507

0
Яков Рабинович: "Когда года наступают, надо ставить блок"...В гостях у «Овертайма» ветеран хабаровского бокса Яков Зиновьевич Рабинович.

- Яков Зиновьевич, наверное, за многие годы вам не раз задавали этот вопрос. И все-таки, почему - бокс?
- Я никогда не был слабеньким. По натуре своей очень не любил, когда меня оскорбляют или пытаются притеснять. А были в жизни такие случаи, когда незаслуженно обижали и оскорбляли. И вот я хорошо запомнил, может это и послужило толчком, как-то во дворе меня отлупили. Я пришел домой, плача. Были у меня два брата, и думал я, что они выйдут и разберутся. Вышел отец, а он мужик простой, из рабочих: "Кто тебя?". Рассказываю. "А почему ты его сам не побил?". И отец наказал меня ремнем! С тех пор я усвоил, что "спасение утопающих - дело рук самих утопающих"... Знаете, что такое бокс? Это обмен знаниями при помощи кулаков! Это наука такая. Успеть защититься, отойти, просчитать контратаку, нащупать момент... Вот, Александр Маслов — был такой боксер, так он в ближнем бою мог сокрушить любого. Или Иван Пудов, которого было невозможно поймать — он не убегал, он так передвигался на ринге, что противник не знал, что делать. А Гущин — это был стратег, тактик... Тогда было, у кого чему поучиться.

- Что вам наиболее запомнилось из выступлений на ринге?
- Были у меня прекрасные бои. Валентин Чернов, подопечный тренера сборной Зобова, проигрывал в Советском Союзе только Сергею Щербакову. Мы с Черновым по-настоящему дружили, и схватки доставляли удовольствие и мне и ему. "Ну, ты мне сегодня настукал!". "Так, и я не меньше получил!"... Выиграть я у него так и не смог, но бои были равные и практически всегда - красивые, напряженные.

Бывали и не очень приятные случаи - как, например, с Николаевым из Улан-Удэ, чемпионом России. Мы с ним ездили на одни сборы, и были, словом, в неплохих отношениях. Нормальный парень. Бил - страшно! Тяжелый удар. Но морально он был меня послабей. И вот, когда меня заставили боксировать в весе 71 кг, совпало так, что мы сошлись. Победитель в том бою выходил в финал. Заслуг у моего противника было побольше, чем у меня. А мне надо было доказывать. Вышли. Правила были такие: если получили команду «стоп» - сразу остановились, шаг назад и опустили руки. Так вот, опустив после команды руки, я готовился сделать этот шаг назад, - и получил от него крепкий удар справа! Пока я соображал, как такое могло получиться, судья открыл счет. А судил один кемеровский парень, который ушел с ринга и стал судьей после полученного от меня в свое время нокаута... Может, по злости, может, по неопытности, но на то, что удар был нанесен после остановки боя, он внимания не обратил. Семь, восемь, де­вять... Бокс! Отошел. Николаев тянет руки — извини, мол. Я ему: "Что ж ты делаешь?" И тоже тяну руки. И тут он мне как вжарит через руки!.. Опять отсчет. Победа противника "за явным преимуществом". Потом разбирались с Николаевым уже без перчаток и судей. Возможно, это сказалось на моей карьере - были письма в федерацию, мастера спорта не присвоили.

Ну, а больше всего мне запомнился 1953 год, когда мне пришлось быть и капитаном, и тренером, и даже представителем команды Хабаровского края. Что, я хочу сказать ребятам, которые боксируют сегодня, - нужно беречь дружбу боксеров! Какая у нас тогда была дружная команда! Я ее никогда не забуду! Мы себя проявили хорошо. Сразу появились дельцы - приходят, говорят, что хотят нас тренировать, пророчат большое будущее. Я собрал команду: "Гоните их всех! Будем сами - как выступим, так и выступим!". Разбитые, посеченные, мы продолжали бои. Мне в полуфинале рассекли бровь умышленно - головой. Победу мне отдали, но дальше я боксировать не мог. И все-таки в тот раз мы впервые в истории привезли домой в Хабаровск Кубок России. Повторить это нашим спортсменам удалось лишь через пару десятков лет...

- Чем, на ваш взгляд, нынешний бокс отличается от того, в котором вы росли?
- Чем мне не нравится сегодняшний бокс, - меньше внимания уделяется технике. Правила стали другими, и, видимо, тренеры перестроили подготовку. Сам боксер ведет подсчет ударам - вот это мне не нравится. Считают чистые удары, как в фехтовании. А раньше, если бой равный, то давали победу тому, у кого лучше техника. Правила тогда были более щадящие по отношению к боксерам. И технику в те времена отрабатывали часами. Дай тем ребятам, моей гвардии, нынешние возможности - может быть, многие были бы заслуженными мастерами. А тогда, чтобы стать ЗМСом надо было или стать чемпионом страны или два года подряд занять второе место.

- Хабаровский край сегодня, без преувеличения, центр дальневосточного бокса. Как это получилось, если учесть традиционную в былые времена силу магаданской и читинской школ, да и приморцев?
- В боксе, как и в жизни, бывают спады и подъемы. И зависят они во многом от группы тренеров-фанатов, которые способны организовать такой подъем. Конечно, наши федерации - и дальневосточная, и краевая - были заинтересованы в том, чтобы бокс был на должном уровне. Бокс в Хабаровске всегда был. Ребята послевоенного времени, оставив бокс, стали тренировать. В других городах просто нет таких тренеров... Отсюда бокс перешел в Комсомольск, где стал сегодня, считай, спортом номер один. С молодежью в крае занимаются в институтах, секциях - времени уделяется много. Бокс развивается, и спада не предвидится.

- А у вас не было мысли вернуться к тренерской работе?
- С удовольствием. Если пригласят. Напрашиваться я не хочу. Как я себя чувствую? Я еще и ударить могу! А показать и объяснить - это всегда... Причем, покажу такое, что и уважаемые мной ребята-тренеры не знают. На мой взгляд, чтобы улучшить тренерскую работу, надо организовывать что-то вроде тренерского совета - проводить семинары, приглашать ветеранов, из которых еще можно что-то извлечь. То же касается судейства - судьи сегодня не знают много элементарных вещей, а ведь я судил и всесоюзные, и большие зональные, и ведомственные соревнования. От таких нововведений выиграл бы весь наш бокс.

- В последние десятилетия все больше ребят обращается в "восточную веру" - идут в каратэ, айкидо и т.д. Что вы можете сказать "в защиту" родного бокса?
- Я, конечно, не раз ходил и смотрел на восточные единоборства. Не хочу обидеть никого из тренеров и тех, кто занимается этими видами. Но бокс - это более культурный спорт. Человек в нем более защищен правилами. С этим строго. Бокс меньше причиняет травм - а ведь это очень важно! Для чего вообще нужен спорт? Чтобы человек развивался здоровым. Если человек в 20-30 лет совсем разбит, кому это надо? Времена меняются. В угоду внешней эффектности меняются правила, появляется больше элементов шоу, но какую-то основу старого благородного бокса, слава богу, изменения не затрагивают. Лично мне бокс дал очень много. Уверенность в своих силах. Способность быстро находить верное решение в любом положении - не обязательно в столкновении. Бокс дисциплинирует разум. Ну, и физическое развитие. Мобилизация. Утром, скажем, делаю зарядку, как и всем приходится выбирать между "надо" и "не хочется". Но всегда выбираю "надо".
Эрнест Филипповский, "Овертайм" №37, февраль 2002 года

Категория: Архив » Пресса

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.